Category: дача

dert_vest

Дачница

Летние дни... Яркие, солнечные и, кажется, совершенно одинаковые, как бусинки ожерелья нанизываются они на ниточку ее маленькой жизни. Наполненный солидным гудением шмелей, неожиданно южными пряными запахами цветов, трещанием сорок, подозрительным для севера отсутствием комаров, дневной жарой и долгожданной вечерней прохладой прошел почти месяц нашего дачного лета.

И это только большим и серьезным взрослым кажется, что день десятимесячного ребенка проходит скучно и занят малыш какой-то ерундой. А ведь дел столько, что и не переделать.

 

Проснуться, умыться, почистить все три зуба, одеться, завтрак, плюнуть в маму грушей, пролить сок, порвать газету, раскидать игрушки; все, вроде собрались – гулять. Навестить Наташу с Андрюшей, Соню с Мишей, отобрать пустышку у Вовы, посидеть на руках у тети Марины – она смеется так смешно.

Самолет – УУУУУУ! Собака Вега – АААА! – ну дайте мне ее!

Надеть панаму, снять панаму, надеть панаму, снять панаму, бросить панаму, потребовать, чтобы подняли, снова бросить, заплакать, потому что у мамы эта панама уже в печенках сидит и ей надоело ее поднимать.

Сходить на речку, потом к пруду – покормить уточек, пройти мимо сгоревшего дома – маме жутковато, заглянуть в колодец – болотная вода в его сумрачной глубине блестит, как черная клеенка; вернуться к Андрюше, извозиться в песке, попробовать съесть укроп. А ведь еще надо поплакать, оттого, что растет зуб, написать лужу рядом с горшком, и мама пристает со своими ладушками и "а где у нас?".

Наконец, умаяться и лечь спать.

 

После сна все по новой: умыться, одеться, кушать, плюнуть в маму морковкой, пролить сок, отказаться от мяса, согласиться на мясо, но только если дадут пожевать баранку. Уколоться о сосновые иголки; заплакать, потому что не дали пожевать цветочек, снова увидеться с Андрюшей, съесть самый первый летний огурец из дачной теплицы.

А вечером, когда приедет дед, забраться к нему на ручки, прижаться покрепче и пожаловаться на болючий зуб, на собаку Вегу, которую опять не удалось потрогать, на маму с горшком, которая подстригла ребеночью челку и не хочет играть в "панамку". И выдрав напоследок клок волос из дедушкиной груди, оправиться дальше открывать этот абсолютно неизвестный мир.

Перед сном – баня. Баня любима почти так же, как дед. Уже ради нее одной стоило прожить на даче этот месяц. Тепло, закатное солнце светит в маленькое окошко, малышовый веник и мягкое полотенце.

Спать.

Какое счастье, засыпать и просыпаться рядом с ней, смотреть на такое серьезное во сне маленькое личико, слушать сонное пыхтение, уткнуться носом в ямочку у ее затылка и тоже, наконец, уснуть.

Маленькое чудо М.

 

Collapse )